+7 917 935 79 24

задайте вопрос

ул. Спартаковская 2

г. Казань

08:00 - 21:00

без выходных

Презумпция невиновности при назначении и производстве судебной психиатрической экспертизы.

 Уголовный          Обсудить

Иногда важность приобретают совершенно обычные и незаметные, на первый взгляд, вещи. Перебирая в памяти те или иные случаи из собственной практики, из практики коллег или из опубликованной, часто удивляешься, как калейдоскопически многоцветно иногда распадаются на составные части казалось бы давно привычные до монотонности процедуры.

 

Что такое судебная психиатрическая экспертиза

 

Назначение судебной психиатрической экспертизы по уголовному делу в отношении обвиняемого. Цель – всегда оценка психики субъекта преступного деяния, несколько достаточно стандартных вопросов, различающихся практически лишь временными критериями: до, во время, в настоящее время… Да, еще можно о аффекте и патологическом опьянении вспомнить, хотя, такие отклонения – это скорее из учебника, чем из практики.

Следователь назначил, обвиняемый и защитник познакомились, эксперт исполнил, получили заключение. С психикой обвиняемого разобрались. Казалось бы, на этом можно поставить точку, характеристики личности пополнились еще одним исследованным аспектом.

А теперь давайте еще раз прочитаем заключение. Только внимательно, не забывая о презумпции невиновности и о том, что не только вина, но и само событие преступления есть предмет судебного разбирательства и окончательный вывод может содержать только вступивший в законную силу приговор.

 

Основные нарушения ст. 51 Конституции РФ при производстве экспертизы

 

«Испытуемый в момент совершения преступления….», «по отношению к совершенному преступлению испытуемого следует признать…» и так далее, в том же нетерпящим возражений, безапелляционном духе эксперт-психиатр как каленым железом клеймит пока еще обвиняемого, имеющего право на непредвзятое судебное разбирательство.

Вину можно признавать или нет. Конечно, каждый вправе самостоятельно высказываться о собственной вине в инкриминируемом ему деянии. Но не стоит забывать и о праве защитника не соглашаться с признанием вины подзащитным при убеждении о самооговоре. Но само производство по делу организовано так, что окончательно сформировать досудебную позицию защитник чаще всего может только после ознакомления с материалами дела. Следовательно, не стоит при осуществлении защиты спешить с окончательными выводами о виновности подзащитного, всегда нужно помнить, что в любой момент могут быть установлены факты, опровергающие то, что ранее казалось незыблемым.

И уж тем более неразумно, если не сказать преступно, сознательно загонять своего подзащитного в прокрустово ложе лжедоказательств его вины, к каковым я с убеждением отношу заключение эксперта, сформированное без учета норм юридической морали.

Выводы эксперта могут быть оглашены в присутствии присяжных заседателей. Нужно ли кого то убеждать, какое значение печатное слово эксперта имеет для граждан, принявших на себя нелегкую миссию присяжного заседателя?

Особенностью коллегии присяжных заседателей является формирование мнения на основе исключительно субъективных выводов, что, на фоне отсутствия специальных познаний в области юриспруденции, непосредственно зависит от своевременности и уместности реализации тех или иных намерений сторонами при осуществлении процессуальной деятельности.

Одной из задач правосудия является обеспечение равенства сторон, что, в свою очередь, является базисным для  реализации принципа на справедливое разбирательство дела.

Европейский Суд указывает, что принцип равенства сторон как один из аспектов более широкого понятия справедливого судебного разбирательства, закрепленного в пункте 1 статьи 6 Конвенции, требует, чтобы каждой стороне была предоставлена разумная возможность изложить свои доводы в условиях, которые не ставят ее в невыгодное положение по сравнению с другой стороной. В этом контексте имеют значение внешние признаки, а также повышенная чувствительность к справедливому отправлению правосудия (см. Постановление Европейского Суда от 22 февраля 1996 г. по делу «Булут против Австрии» (Bulut v. Austria), Reports 1996-II, § 47; и Постановление Европейского Суда от 30 октября 1991 г. по делу «Борже против Бельгии» (Borgers v. Belgium), Series A, N 214-B, § 24).

Но о каком равенстве сторон может идти речь, когда сторона обвинения нередко делает особый акцент на том, что якобы экспертом уже установлена вина подсудимого?

Очевидно, что подобные обстоятельства противоречат положениям «Конвенции о защите прав человека и основных свобод». Европейский Суд определил, что в соответствии с принципом равноправия сторон, как одного из особенностей более широкой концепции справедливого судебного разбирательства, каждому из участников судебного разбирательства должна быть предоставлена надлежащая возможность излагать свои доводы по делу в условиях, которые не ставят его в существенно невыгодное положение по отношению к его оппоненту (см., например, Решение Европейской Комиссии «Йесперс против Бельгии» (Jespers v. Belgium) от 15 октября 1980 г., жалоба N 8403/78, Decision and Reports 27, p. 61; Постановление Европейского Суда по делу «Фуше против Франции» (Foucher v. France) от 18 марта 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-II, § 34; а также Постановление Европейского Суда по делу «Булут против Австрии» (Bulut v. Austria) от 22 февраля 1996 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-II, pp. 380 — 381, § 47).

Приведенные доводы в полной мере актуальны не только для судопроизводства с участием присяжных заседателей, но и для отправляемого в общем порядке.

В то же время, было бы слишком просто объяснить неэтичность заключения эксперта исключительно его, эксперта, злым умыслом.

На самом деле эксперт отвечает на поставленные вопросы. Именно при формировании вопросов следователь фактически «задает тон» предстоящему исследованию. Поэтому чрезвычайную важность приобретает функция защиты при ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы.

То, что ознакомление с постановлением о назначении экспертизы должно обязательно происходить до ее фактического производства – истина прописная, не раз подвергнутая практической проверке и не требующая дополнительного обоснования. Хотя случаются еще прецеденты…

А вот то, что поставленные перед экспертом вопросы нередко носят заведомо обвинительный уклон, встречается сплошь и рядом. Отчего это происходит? От невнимательности защитника, от традиционно обвинительного уклона следствия, от плохого знания русского языка?

Наверное, как всегда, всех причин не перечесть. Но преследуя исключительно утилитарную практическую цель настоящей статьи, осмелюсь предложить примерные вопросы для постановки перед судебным экспертом-психиатром, при составлении которых мной предпринята попытка соблюсти принцип презумпции невиновности, в святость которого бесконечно верю.

 

Вопросы эксперту с точки зрения адвоката

 

  1. Страдал ли обвиняемый в момент, к которому относится инкриминируемое ему деяние, какими либо психическими расстройствами?
  2. Находился ли обвиняемый в момент, к которому относится инкриминируемое ему деяние, в состоянии какого либо временного расстройства психики?
  3. Страдает ли обвиняемый в настоящее время какими либо расстройствами психики, которые лишают его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а также препятствуют, по независящим от него причинам, способности защищать себя лично либо должным образом взаимодействовать со своим защитником, не позволяют ему понимать требования режима отбывания наказания, подчинять ему свое поведение, адекватно реагировать на исправительные меры?
  4. Нуждается ли обвиняемый в принудительном лечении?

Уверен, что внимательное формирование вопросной части постановления о назначении любой судебной экспертизы служит, в конечном счете, цели достижения справедливого и гуманного правосудия.

Об авторе Соколов Николай

Здравствуйте, меня зовут Николай Соколов, я практикующий юрист из Казани....  Все статьи автора

Обсуждение: 14 комментариев
  1. Дмитрий:

    Итак, экспертиза готова и стороне защиты предлагают с ней ознакомиться. Нередко следователь говорит подзащитному: читай сразу выводы, остальное все равно не понятно.

    Не спешим следовать этому совету, не торопясь начинаем читать с самого начала.

    Неплохо иметь под рукой лист бумаги и ручку для заметок по ходу прочтения, полагаться на память не стоит. Экспертизы бывают перегружены специфической терминологией, из-за этого можно легко упустить важную мысль.

    Любая экспертиза состоит из трех частей: вводная, исследовательская и выводы.

    Во вводной части эксперт указывает собственные данные, дату, время и место проведения экспертизы, какие материалы поступили на исследование и как они упакованы, какие вопросы перед экспертом поставлены, какие методики и оборудование использованы при исследовании.

    Эта часть экспертного заключения подробно регламентирована уголовно- процессуальным законом, следовательно может содержать формальные нарушения, ведущие к признанию экспертизы недействительным доказательством и ее исключению.

    Вначале необходимо изучить данные о личности эксперта, насколько полнота этих данных соответствует ст. 204 УПК РФ.

    Необходимо, что бы профильная специальность эксперта совпадала с тематикой экспертизы.

    Также следует обратить внимание, что сведения об образовании эксперта должны включать в себя не только указание на образование, но и данные о прохождении специальной подготовки и об обязательном раз в пять лет повышении квалификации.

    Необходимыми являются также сведения об аттестации на право самостоятельного производства экспертизы.

    Если эксперт не является сотрудником экспертного учреждения, то его привлечение к участию в экспертизе допускается только после уведомления и соответствующего разрешения должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело.

    Системное прочтение пунктов 2 и 4 ст. 199 УПК РФ делегирует предупреждение об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения лица, не являющегося работником государственного экспертного учреждения, суду. Руководитель учреждения делать такое предупреждение права не имеет.

    Требования к личности эксперта также установлены Федеральным законом от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

    Необходимо внимательно изучить, какие именно материалы поступили на исследование, обратить внимание на упаковку.

    Такое внимание к указанным деталям позволит в последствии сделать вывод не только о достаточности для эксперта предоставленного материала, но и проследить, не нарушалась ли упаковка изъятых по делу предметов.

    Любое отличие первоначальной упаковки от поступившей на экспертизу ставит под сомнение правильность изъятия и возможность индивидуализировать изъятое при конкретных обстоятельствах.

    Необходимо обратить внимание на литературу и методики, использованные экспертом.

    При возникновении сомнений в полноте и правильности проведенных исследований всегда можно обратиться к указанным первоисточникам и проверить правильность действий эксперта.

    Крайне важно сопоставить содержание вопросов, поставленных перед экспертом и их описание в заключении. Нередко эксперты совершенно произвольно меняют не только порядок, но и содержание, а иногда, и количество вопросов. Это абсолютно недопустимо. Эксперт может, по собственной инициативе, ответить на не поставленные вопросы, но ответить на поставленные он обязан. При всей простоте данного совета, констатирую очень нередкие случаи слишком вольного отношения экспертов к поставленным перед ними вопросам.

    Кстати, нелишним будет снять копию с экспертизы и, в случае сомнений, проконсультироваться со специалистом соответствующего профиля, подвергнуть экспертное заключение рецензированию. В определенных случаях, рецензирование необходимо оформить в письменном виде и использовать в дальнейшем при опровержении доводов, изложенных в заключении.

    Конечно, многие следователи сопротивляются снятию копии, ссылаясь, что это будет возможно при выполнении требований ст. 217 УПК РФ. Обычно, если для меня это принципиально исходя из содержания экспертизы, я предлагаю следователю подождать, когда я перепишу все содержание заключения от руки, а потом еще раз сопоставлю рукописную копию с оригиналом.

    Нередко шок следователя от предполагаемой потери времени меняет его точку зрения на возможность снятия фотокопий.

    Ответить
  2. Эксперт Туманов Эдуард Викторович:

    Необходимо обратить внимание на литературу и методики, использованные экспертом.
    Мысль, конечно, формально правильная, но как, не будучи специалистом, адвокат (либо следователь) может проверить применявшуюся методику?

    Простой пример.
    Обстоятельства дела — у мужчины была черепно-мозговая травма.
    Умер спустя 3 часа после ее причинения.
    До этого ЧМТ никогда не было
    Эксперт в заключении указывает, что при изготовлении гистологических препаратов применялась окраска гематоксилин и эозин.
    В исследовательской части описываются вторичные изменения головного мозга в виде набухания аксонов, которое в виде аксональных шаров в больших количествах обнаруживается в проводниковых структурах.
    Судебно-медицинский диагноз и выводы — закрытая ЧМТ, диффузное аксональное повреждение, тяжкий вред по признаку опасности для жизни.

    Вопрос — все ли правильно?
    Отвечу сразу — категорически нет.

    Описанные изменения головного мозга при данной окраске гистологических препаратов можно наблюдать только в том случае, если пострадавший прожил 24 и более часов после ЧМТ.
    При использовании данной методики, с учетом обстоятельств дела, получить указанные результаты невозможно.

    И подобных примеров можно привести множество.

    Как юрист (следователь или адвокат, неважно), даже при внимательном прочтении формально правильно составленного Заключения, может лично обнаружить несоответствие использованной методики полученным результатам?

    Ответить
  3. Дмитрий:

    Уважаемый Эдуард Викторович, Вы, несомненно, правы. Но есть одно «но») Материальная часть моей статьи не содержит требования безусловного следования моим рекомендациям. А при более внимательном прочтении всей серии, Вы легко обнаружите цель моей работы и целевую группа Вам станет более очевидна: не для профессиональных юристов и экспертов я пишу) Пытаюсь помочь тем, кто первый раз экспертизу увидел. А в остальном, согласен, к профессионалу обращаться нужно обязательно)

    Ответить
  4. Адвокат Матвеев Олег Витальевич:

    Уважаемый Эдуард Викторович, спасибо за вытрезвитель вакцину трезвомыслия. Я всегда говорю, что если эксперт захочет обмануть неэксперта, он сможет это сделать. Просто потому, что эксперт — это лицо, обладающее специальными знаниями. Теми знаниями, которыми неэксперт не обладает. Затем эксперта и зовут и платят ему деньги.

    Ответить
  5. Эксперт Туманов Эдуард Викторович:

    Уважаемый Дмитрий Николаевич,
    Системное прочтение пунктов 2 и 4 ст. 199 УПК РФ делегирует предупреждение об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения лица, не являющегося работником государственного экспертного учреждения, суду.
    Так уж только суду?

    Ответить
  6. Эксперт Туманов Эдуард Викторович:

    Уважаемый Дмитрий Николаевич,
    При возникновении сомнений в полноте и правильности проведенных исследований всегда можно обратиться к указанным первоисточникам и проверить правильность действий эксперта.
    «… Как-то раз я зашел в библиотеку Британского музея, чтобы навести справку о средстве против пустячной болезни, которую я где-то подцепил, — кажется, сенной лихорадки. Я взял справочник и нашел там все, что мне было нужно, а потом от нечего делать начал перелистывать книгу, просматривая то, что там сказано о разных других болезнях. Я уже позабыл, в какой недуг я погрузился раньше всего, — знаю только, что это был какой-то ужасный бич рода человеческого, — и не успел я добраться до середины перечня «ранних симптомов», как стало очевидно, что у меня именно эта болезнь… единственная болезнь, которой я у себя не обнаружил, была родильная горячка.»
    Джером К. Джером. «Трое в лодке, не считая собаки»

    Вы уверены, что лично прочитав первоисточники и не имея профильного образования по специальности проведенной экспертизы, сразу во всем адекватно разберетесь?
    Тогда снимаю перед вами шляпу.
    Для остальных юристов, (за редкими исключениями) это практически невозможно.
    Поэтому они, адекватно оценивая специальность своей подготовки и уровень знаний по предмету экспертизы, в подобных случаях приглашают профильного специалиста.

    Ответить
  7. Дмитрий:

    Уважаемый Эдуард Викторович, ставя под сомнение выводы профессионального эксперта, я, все-равно, на шаг ближе к истине, чем безусловно доверяя им) Спасибо за мудрую цитату из книги. Разве Вы не согласны, что формализм главная проблема наших экспертов?

    Ответить
  8. Эксперт Туманов Эдуард Викторович:

    Разве Вы не согласны, что формализм главная проблема наших экспертов?
    творческие порывы не менее страшны, поверьте

    Ответить
  9. Эксперт Александр А:

    многие следователи сопротивляются снятию копии
    Разве еще такие остались? Так перевоспитать их нужно!

    Ответить
  10. Адвокат Щербинин Евгений Александрович:

    Уважаемый Дмитрий Николаевич, хорошая инструкция, пользуюсь практически всеми перечисленными в статье советами, если принципиален вопрос. Что же до мнения относительно отказа эксперта отвечать на поставленный вопрос, то обязательная мотивация такого отказа — зачастую и есть ответ на вопрос, который устраивает сторону защиты). Изучение же сути и методики — не такой уж и сложный вопрос, как представляется специалистам, другой вопрос что в силу сложившейся практики — словам «неспециалиста»-адвоката (порой очень верным), суд не придает должного значения, потому приходиться заручаться письменным мнением специалиста. Был у меня в недавно в практике интереснейший допрос эксперта по делу

    Ответить
  11. Эксперт Туманов Эдуард Викторович:

    Уважаемый Дмитрий Николаевич,
    Изучение же сути и методики — не такой уж и сложный вопрос, как представляется специалистам,
    более двух десятков лет выступая в судах, то в ипостаси государева эксперта, то специалиста,
    нередко там встречаюсь с адвокатами, которые по тем или иным причинам (завышенная самооценка, низкий бюджет и т.д. и т.п.), взявшись самостоятельно найти недостатки в проведенной экспертизе, бесстрашно вступают в «бой» с экспертом.

    Всегда в подобных поступаю одинаково — прошу оппонента уточнить вопрос.
    На этом, как правило, все и заканчивается.

    Кто сталкивался с подобной ситуацией, тот поймет)

    Ответить
  12. Юрист Петров Станислав Георгиевич:

    Уважаемый Эдуард Викторович, полностью с Вами согласен.
    Работая в медицине юристом, приходится часто иметь дело с суд. мед. экспертизой.
    Есть у нас в городе один юрист, бывший медик, который экспертизы, по его/её мнению читает профессионально и уверенно их критикует.
    Но! Выступает в процессе, в основном как представитель истца и какую «воду льёт» в апелляцию, ссылаясь на, якобы, некомпетентность экспертов, — кто бы видел.
    В итоге, двойная роль в одном лице (юрист/специалист) заканчивается вопросом: «Вы в процессе представитель истца или специалист в области медицины?»
    Поэтому, считаю, что каждый должен заниматься своим делом и не играть чужие роли.

    Ответить
  13. Дмитрий:

    Предыдущая моя публикация вызвала негодование ряда экспертов, некоторые даже обвинили меня в подражании Википедии. Впрочем, такое сравнение я вполне приемлю, так как изначально декларировал своей целью создание некоего упрощенного, понятного и доступного всем пособия о работе с судебными экспертизами. Гораздо важнее, что коллеги адвокаты мое начинание приветствуют, также приятно внимание посетителей Праворуба без статуса «PRO».

    Сегодня я закончу с вводной частью экспертного заключения.

    Вводная часть экспертизы заканчивается перечислением инструментария, использованного экспертом при исследовании.

    Прямого требования об указании использованных при производстве экспертизы приборов и средств измерения в законе нет. Однако их указание вполне логично вытекает из системного прочтения законодательства, регулирующего экспертную деятельность.

    Так, ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» указывает на использование современных достижений науки и техники как на основополагающий принцип при производстве экспертизы.

    При этом заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. В заключении должно быть описано содержание и результаты исследований с указанием примененных методов.

    Уголовно-процессуальный закон содержит аналогичные требования.

    Следовательно, стороне защиты должна быть предоставлена возможность не только иметь представление о выбранных экспертом методах исследования, но и возможность убедиться в соблюдении этих методов, в том числе, в правильности подбора инструментария.

    Стоит учитывать, что большинство инструментов, используемых экспертом, имеют назначение измерять параметры исследуемых предметов, то есть, являются средствами измерения.

    Требования к ним установлены ФЗ N 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерений». В деятельности эксперта к применению допускаются лишь соответствующие сразу нескольким условиям:

    1. средства измерений утвержденного типа;

    2. прошедшие поверку;

    3. обеспечивающие соблюдение обязательных требований, а именно:

    — метрологические требования к измерениям,

    — метрологические и технические требования к средствам измерений,

    — требования о техническом регулировании.

    В состав обязательных требований к средствам измерений включаются также требования:

    1. к их составным частям;

    2. программному обеспечению;

    3. условиям эксплуатации средств измерений.

    Несоблюдение любого из перечисленных требований ведет к сомнениям в обоснованности выводов экспертизы. Неверные выводы эксперта обязательно повлекут за собой несправедливый приговор.

    Поэтому, сторона защиты должна последовательно стремиться к получению максимально полных сведений об использованных экспертом средствах измерения.

    Способы познания могут быть совершенно разными, но начинать нужно с того, что прямо указано в законодательстве.

    Средства измерений, использованные экспертом, до ввода в эксплуатацию, а также после ремонта подлежат первичной поверке, а в процессе эксплуатации — периодической поверке.

    Поверка средств измерения – это выполнение ряда операций, позволяющих определить метрологические характеристики поверяемого прибора.

    Цель поверки – определить пригодность поверяемого прибора к использованию путем сравнения его точностных характеристик с заявленными в технической документации.

    Результаты поверки средств измерений удостоверяются знаком поверки и (или) свидетельством о поверке.

    Именно с вопроса о поверке использованных экспертом средств измерения я и рекомендую начинать.

    Если эти сведения не указаны в заключении, значит необходимо настаивать на их истребовании, выяснять этот вопрос при допросе эксперта.

    Эксплуатация средств измерения, не прошедших своевременную поверку, может приводить к получению ложной информации о ходе технологического процесса. В этом случае отличие полученных измерений от действительных значений не предсказуемо.

    В следующей статье я расскажу о личном опыте сбора информации о средствах измерения, использованных по делу.

    Приобретать такой опыт мне пришлось вследствие отказа суда проверять надлежащим образом доводы стороны защиты.

    Завершить же сегодняшнюю статью мне бы хотелось кратким отступлением, связанным, впрочем с самым началом статьи.

    Меня несколько удивили те эмоции, которые испытали по поводу моей предыдущей статьи некоторые, без сомнения, уважаемые мной, эксперты. Я сознательно называю их доводы эмоциями, так как пришел к выводу о неподготовленности на сегодняшний день экспертного сообщества к открытой и честной дискуссии по поводу его компетенции.

    Одним из видимых и объективно ощутимых результатов фактического игнорирования отечественным судом принципа состязательности сторон является невозможность для стороны защиты «на равных» конкурировать со стороной обвинения. Думаю, этот факт общеизвестен и не заслуживает отдельного обсуждения.

    Разве может сторона защиты предложить вниманию суда свою экспертизу, например, наркотических средств? Конечно же, нет.

    Хотя бы уже по тому, что мы не имеем равного доступа со стороной обвинения к вещественным доказательствам.

    Или вот еще: сторона защиты может присутствовать при производстве экспертизы.

    Но, как правильно замечают мои оппоненты, толку от такого присутствия будет совсем не много – адвокат и вправду, за редким исключением, не обладает необходимыми познаниями.

    При таком участии хорошо бы иметь возможность привлекать специалиста по своему усмотрению.

    Специалист защиты имел бы возможность наблюдать технологические процессы и излагать собственные выводы по результатам экспертного исследования не постфактум, а непосредственно, в виде отдельного мнения.

    Такое участие было бы чрезвычайно выгодно стороне защиты при медицинской, трасологической, автотехнической экспертизах. Ведь нет ничего хуже, чем догонять и исправлять.

    Кто-нибудь, уважаемые коллеги, видел когда-нибудь, что бы в обвинительном заключении проведенная следствием экспертиза перечислялась среди доказательств стороны защиты? Я – никогда.

    Это всегда доказательство стороны обвинения.

    Именно так и воспринимается экспертиза судом – доказательство вины.

    Обвинительный уклон отечественного суда общеизвестен, а значит суд всегда воспринимает эксперта как «социально близкого» и всячески препятствует стороне защиты в его допросе.

    Так же, как и сторона защиты, не являясь специалистом по существу экспертизы, судья с легкостью принимает заключение эксперта «на веру», отвергая доводы ходатайства об исключении явно порочной экспертизы нередко простой ссылкой на предупреждение эксперта об уголовной ответственности.

    Вот в этом и кроется причина эмоций моих оппонентов и их неготовность к открытому и честному диалогу.

    По сути, это лишь требование «не лезть в епархию» со стороны избалованных гарантированным прикрытием со стороны силовиков и суда участников процесса.

    Ко вседозволенности привыкают быстро.

    Давайте не будем такими.

    Ответить
  14. Шамиль:

    Щас, похоже, тебя порвут) Готовься, брат

    Ответить

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.